Отзыв на книгу «Хагакурэ» Ямамото Цунэтомо

Ранее писал отзыв на творчество Джима Джармуша. Раздобыл-таки книгу, из которой он вставлял там и сям цитаты в фильм. Книга называется «»Хагакурэ». Её суть можно обозначить, как кодекс чести самурая. Или философия самурая. И написал её Ямамото Цунэтомо немногим более 300 лет назад.
Книжка небольшая. Немногим больше, чем «Алхимик» Пауло Коэльо. Прочёл за день. В ней 84 страницы формата А4, я вырезал из неё то, что посчитал нужным помнить. Дело в том, эта книга из разряда тех, которые надо перечитывать. Так вот, на кой чёрт перечитывать всю книгу, когда при первом чтении можно вырезать самое ценное, а остальное вышвурнуть? Так и сделал!

По сути, эту книгу нужно читать всем, кто хочет стать мужчиной. Всем, кто хочет стать бесстрашным. Конечно, далеко не всё в книге применимо к нашей жизни, но она однозначно даёт ту философию, которая в критической ситуации может ой как пригодиться. Я видел бесчисленное к-во раз, когда один за другим люди ломаются и идут на грязные сделки, дабы облегчить себе жизнь. Идут на предательства. Некоторые даже под страхом проблем готовы убить человека. Еслиб этим безхребётным созданиям их отцы сунули под нос эту книжку тогда, когда шло формирование их характера, они могли бы и не совершить подлостей. Они могли бы быть Самураями и без раздумий разбить в хлам ту тварюгу, ту мразоту, ту сволочугу, что шантажом пыталась их заставить совершить подлость.

Что касается меня, то эта книга побудила меня готовить свой мозг к тому, чтобы быть готовым в любой момент отрезать фалангу своего пальца в знак искупления вины пред человеком. Раньше, до этой книги, задумывался над этим, но после прочтения её окончательно пришёл к выводу, что надо к этому готовиться. Это будет Поступок. Но для того, чтоб это имело смысл делать, надо во-первых весьма серьёзно провиниться пред человеком. Во-вторых не иметь возможности по-другому компенсировать причинённый ему вред. В ином случае это будет понторезство какото.

Итак, ниже — вырезки из книги объёмом 7 листов формата А4.

Ямамото Цунэтомо

Хагакурэ

Из Книги Первой

Я постиг, что Путь Самурая – это смерть.

В ситуации «или-или» без колебаний выбирай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй. Только малодушные оправдывают себя рассуждениями о том, что умереть, не достигнув цели, означает умереть собачьей смертью. Сделать пра­вильный выбор в ситуации «или–или» практически невозможно.

Все мы желаем жить, и поэтому неуди­вительно, что каждый пытается найти оправдание, чтобы не умирать. Но если чело­век не достиг цели и продолжает жить, он проявляет малодушие. Он поступает недо­стойно. Если же он не достиг цели и умер, это действительно фанатизм и собачья смерть. Но в этом нет ничего постыдного. Такая смерть есть Путь Самурая. Если каж­дое утро и каждый вечер ты будешь гото­вить себя к смерти и сможешь жить так, словно твое тело уже умерло, ты станешь Подлинным самураем. Тогда вся твоя жизнь будет безупречной, и ты преуспеешь на своем поприще.

* * *

Мы должны быть очень признательными за последнюю строку стихотворения «Когда сердце спрашивает»1. Возможно, к ней следует относиться так же, как к нэмбуцу. Не случайно раньше она была на устах у многих.

В наше время люди, которых называют умными, обманывают других, прикрываясь показной мудростью. По этой причине они хуже необразованных крестьян; Необразованный человек ведет себя открыто. Если глубоко заглянуть в сердце, повторяя про себя эту строку стихотворения, в нем не останется потайных мест. Это хорошее испытание. Следует готовить себя к тому, что­бы с честью выдерживать такие испытания.

* * *

Во время собрания, на котором одного человека выдвигали на ответственную должность, было решено, что этот человек не достоин занять столь высокий пост потому, что когда-то во время пьяной пирушки он устроил дебош. Однако кто-то возразил:

– Если мы откажемся от всех тех, кто однажды оступился, мы скорее всего не найдем нужного человека. Тот, кто совершил ошибку только один раз, будет более осмотрителен и принципиален, потому, что он раскаивается. Я считаю, что этот человек должен занять должность.

– Вы за него ручаетесь? – спросили собравшиеся.

– Да, ручаюсь, – ответил выступавший.

– Почему вы за него ручаетесь? – спросили другие.

– Я ручаюсь за него потому, что этот человек один раз ошибся. Тот, кто никогда де ошибался, опасен.

После этого человека избрали на долж­ность.

* * *

Одного человека пристыдили за то, что он не отомстил. Зачастую месть заключается в том, чтобы просто ворваться к врагу и быть зарубленным. Это не постыдно. Если же ты думаешь, что должен вначале за­вершить свои дела, а потом мстить, время Для мести никогда не настанет. Размышляя о том, сколько людей есть у твоего врага, ты только теряешь время, и в конце концов обстоятельства вынудят тебя отказаться от мести.

Пусть даже у твоего врага тысяча человек, успех будет сопутствовать тебе, если выступишь против них, исполнившись решимости сокрушить их всех до одного. Действуя таким образом, ты многого добьешься.

Обращаясь к истории ночного нападения Ренинов господина Асано, мы видим, что, с их стороны, было ошибкой не совершить сэппуку в Сэнгакудзи, потому что после убийства их господина прошло слишком много времени, прежде чем они отомстили. Если бы господин Кира умер за это время своей смертью, им было бы о чем пожалеть. Поскольку люди из провинции Камигата мудрее, они действуют без промедления, хотя их поступки тоже бывают неосмотри­тельными, о чем свидетельствет резня в Нагасаки2.

Все это имеет самое непосредственное отношение к Пути Самурая. Когда приходит время, размышлять некогда. И если ты не успел обдумать все заранее, скорее всего ты опозоришь себя. Чтение книг и слушание бесед других людей нужно только для того, чтобы исполниться решимости.

Путь Самурая – это прежде всего по­нимание, что ты не знаешь, что может случиться с тобой в следующий миг. Поэтому нужно днем и ночью обдумывать каждую непредвиденную возможность. Победа и по­ражение часто зависят от мимолетных обстоятельств. Но в любом случае избежать позора нетрудно – для этого достаточно умереть. Добиваться цели нужно даже в том случае, если ты знаешь, что обречен на поражение. Для этого не нужна ни муд­рость, ни техника. Подлинный самурай не думает о победе и поражении. Он бесст­рашно бросается навстречу неизбежной смерти. Если ты поступишь так же, ты проснешься ото сна.

* * *

Попав под дождь, ты можешь извлечь из этого полезный урок. Если дождь начинается неожиданно, ты не хочешь намокнуть и поэтому бежишь по улице к своему дому. Но, добежав до дома, ты замечаешь, что все равно промок. Если же ты с самого начала решишь не ускорять шаг, ты про­мокнешь, но зато не будешь суетиться. Так же нужно действовать в других схожих обстоятельствах.

* * *

Господин Наосигэ говорил: «Путь Саму­рая – это стремление к смерти. Десять врагов не совладают с одержимым челове­ком». Здравый смысл никогда не совершит ничего подобного. Нужно стать безумным и одержимым. Ведь если на Пути Самурая ты будешь благоразумным, ты быстро от­станешь от других. Но на Пути не нужно ни преданности, ни почитания, а нужна только одержимость. Преданность и почита­ние придут вместе с ней.

* * *

Говорят, что даже если человеку отру­бить голову, он некоторое время еще может что-то делать. Подтверждением этому могут служить истории о смерти Нитта Ёсисада и Оно Докэна. А что под силу одному че­ловеку, под силу и другим. Митани Дзёкю сказал: «Как бы серьезно человек ни был болен, он всегда может прожить еще два или три дня».

* * *

Древние учат, что человек должен при­нимать решение в течение семи вдохов и выдохов. Господин Таканобу сказал: «Если размышления длятся долго, результат будет плачевным». Господин Наосигэ сказал: «Ес­ли делать все спустя рукава, семь из десяти дел будут сделаны плохо. Воин все делает быстро».

Когда у тебя в уме нет постоянства, рассуждения никогда не увенчаются пра­вильным выводом. Обладая сильным, ясным и не мешкающим духом, ты сможешь при­нять любое решение в течение семи вдохов и выдохов. Но для этого нужно быть на­стойчивым и готовым сокрушить все на своем пути.

* * *

Не следует разочаровываться, если тебя уволили со службы. Люди во времена господина Кацусигэ любили говорить: «Если ты не был ренином как минимум семь раз, ты не можешь считаться хорошим слугой. Семь раз упал, восемь раз встал».

Люди вроде Нарутоми Хёго были рони­нами не менее семи раз. В этом они напоминают куклу-неваляшку. Господин подчас увольняет слугу, чтобы испытать его.

* * *

Даже если человек, по общему мнению, преуспел в искусствах, он скорее всего обычный глупец. В силу своей ограничен­ности он сосредоточился на чем-то одном, не замечая ничего другого, и поэтому про­слыл знатоком. Это – бесполезный человек.

* * *

В храме Рютайдзи рассказывают исто­рию о жившем в области Камигата мастере «Книги перемен», который утверждал, что даже священник не должен занимать вы­сокое положение, пока ему не исполнится сорок лет. Дело в том, что такой человек может совершить много ошибок. Ведь не только Конфуций был человеком, который утвердился в своих взглядах лишь после сорока. По достижении этого возраста и глупые, и мудрые уже повидали достаточно, чтобы ничто не могло изменить их нрав.

* * *

Если человек начинает заниматься му­желожством в молодости, он может опозо­рить себя на всю жизнь. Опасно не понимать этого.

Поскольку в наши дни никто не настав­ляет молодежь в этих делах, я здесь скажу кое-что от себя.

Следует понять, что женщина должна быть верна своему мужу. Но в этой жизни нам дано любить только одного человека. Если это не так, наши отношения ничем не лучше содомии или проституции. Это позор для воина. Ихара Сайкаку написал извест­ные строки: «Подросток без старшего лю­бовника – все равно что женщина без мужа».

Молодой человек должен проверять старшего в течение, по крайней мере, пяти лет. Если за это время он ни разу не усом­нился в его хороших намерениях, тогда он может ответить ему взаимностью. С непос­тоянным человеком невозможно установить хорошие отношения, потому что он скоро изменит своему любовнику.

Если такие люди посвящают друг другу свои жизни, они пользуются взаимным доверием. Но если один человек непостоянен, другой должен заявить, что не может поддерживать отношения, и после этого реши­тельно порвать с ним. Если первый спросит, почему, второй должен ответить, что не скажет ему ни за что на свете. Если тот не унимается, нужно рассердиться; если он настаивает, нужно зарубить его на месте.

* * *

Мужеложство в нашей провинции ввел Хосино Рётэцу, и хотя у него было много учеников, он наставлял каждого из них лич­но. Эдаёси Сабуродзаэмон был человеком, который понял смысл мужеложства. Однаж­ды, когда Сабуродзаэмон сопровождал сво­его учителя в Эдо, Рётэцу спросил его:

– Как ты понимаешь мужеложство?

– Это нечто одновременно приятное и неприятное, – ответил Сабуродзаэмон.

Рётэцу был доволен его ответом и сказал:

– Ты можешь сказать это, потому что иногда тебе приходилось сильно страдать.

Через несколько лет кто-то попросил Сабуродзаэмона объяснить ему смысл этих слов. Тот ответил: «Отдавать свою жизнь во имя другого человека – вот основной принцип мужеложства. Если он не соблю­дается, это позорное занятие. Если же он соблюдается, у тебя не осталось того, чем бы ты не мог пожертвовать во имя своего господина. Поэтому говорят, что мужелож­ство – это нечто одновременно приятное и неприятное».

* * *

Старшие считают, что самурай прежде всего должен быть настойчив. Если ты делаешь что-то без должной целеустремлен­ности, впоследствии твои действия будут сочтены недостаточными. Я слышал, что че­ловек не совершает ошибки, даже если он заходит слишком далеко. Такие правила не следует забывать.

* * *

Если ты принял решение убить человека, не нужно изобретать окольный путь, даже если действовать без промедления очень трудно. Ведь ты можешь утратить реши­мость, упустить удобный случай и поэтому не достичь успеха. На Пути Самурая глав­ное – непосредственность, и поэтому луч­ше всего броситься на врага сразу же.

* * *

Из Книги Второй

Говорят, что самурай должен избегать большого количества сакэ, чрезмерной гордости и великой роскоши. Ведь когда чело­век несчастен, у него нет повода для беспокойства, но когда у него появляются наде­жды, эти три соблазна снова становятся опасными. Посмотри, как живут люди. Когда дела у них идут хорошо, их одолевает гордость, и они становятся сумасбродами. По­этому, если в молодости судьба не благоволит человеку, в этом нет ничего плохого. Такой человек часто сталкивается с труд­ностями, и у него складывается сильный характер. Если же перед лицом невзгод человек начинает хандрить, он ни к чему не пригоден.

* * *

В местности Камигата люди, выходя пос­мотреть на цветы3, берут с собой завтрак в небольшой коробочке. Когда при­ходит время возвращаться домой, они бро­сают коробочку на землю и топчутся по ней ногами. Во всех вещах важен их конец.

* * *

Каким бы ни был человек, богатым или бедным, молодым или старым, высокого положения или низкого, мы знаем о нем лишь то, что рано или поздно он умрет. Все мы знаем, что умрем, но продолжаем цепляться за соломинку. Мы знаем, что наши дни сочтены, но думаем, что другие умрут рань­ше нас, а мы уйдем последними. Смерть нам кажется чем-то очень отдаленным.

Разве это правильное суждение? Оно бес­смысленно и напоминает шутку во сне. Нехорошо рассуждать таким образом и оста­ваться небрежительным. Поскольку смерть всегда рядом, нужно прилагать усилия и действовать без промедления.

* * *

Во времена опасности или беспокойства одно слово решает дело. В счастливые времена тоже достаточно порой одного слова. Нужно хорошо подумать, а затем говорить. Это ясно и сомневаться в этом не прихо­дится. Все зависит от правильного отноше­ния и умения прилагать усилия. Это очень трудно объяснить, и поэтому каждый до­лжен работать над этим в своем сердце. Если человек не постигнет это в своем сер­дце, ему не помогут никакие объяснения.

* * *

Итиюкэн был простым слугой на кухне у господина Таканобу. Однажды он поспорил с несколькими людьми о вопросах борьбы и в последовавшей за спором потасовке за­рубил семь или восемь человек, за что был приговорен к самоубийству. Однако, когда господин Таканобу услышал об этом, он помиловал слугу, сказав: «В наше неспо­койное время провинция нуждается в бес­страшных людях, а этот человек, кажется, очень смел». Впоследствии, во время боевых действий на реке Юдзи, господин Таканобу взял с собой Итиюкэна, и последний в сра­жении проявил невиданную доблесть, глу­боко вонзившись в ряды врага и сокрушая всех на своем пути.

В битве при Такаги Итиюкэн зашел так далеко в строй неприятеля, что господин Таканобу почувствовал сожаление и отозвал его назад. Поскольку первая шеренга наступающих не поспевала за Итиюкэном, чтобы остановить Итиюкэна, господину Таканобу пришлось самому рвануться вперед и схватить его за рукав. К тому времени Итиюкэн был уже несколько раз ранен в голову, но без труда остановил кровотече­ние, приложив к голове полотенце с завер­нутыми в него зелеными листьями.

* * *

Преступление Хориэ Санъэмона состояло в том, что он украл деньги из казны Набэсима и бежал с ними в другую провинцию. Впоследствии он был схвачен и сознался. Ему вынесли приговор: «Поскольку это очень тяжелое преступление, провинивше­гося нужно пытками замучить до смерти». Накано Дайгаку было приказано присутст­вовать при экзекуции. Сначала Санъэмону вырвали все ногти и выжгли все волосы на теле. Затем были разорваны все его сухо­жилия. А затем его тело сверлили сверлами и подвергали другим пыткам. За все это время он ни разу не содрогнулся и не переменился в лице. В конце концов его опустили в кипящий соевый соус, а затем его тело согнули назад и сломали.

* * *

Однажды, когда Фукути Рокуроуэмон выходил из дворца, мимо усадьбы мастера Таку проходила процессия с паланкином одной высокопоставленной женщины. Чело­век, который случайно оказался рядом, в соответствии с правилами приветствовал процессию. Однако один из охранников па­ланкина сказал ему:

– Ты не поклонился достаточно низ­ко, – и ударил его рукоятью алебарды. Человек провел рукой по голове и оказалось, что она разбита до крови.

– Ты оскорбил меня, хотя я был веж­лив, – сказал он. – Считай, что тебе не повезло.

После этого он зарубил охранника одним ударом. Паланкин двинулся дальше, но Рокуроуэмон поднял копье и обратился к че­ловеку со словами:

– Спрячьте свой меч в ножны. В пре­делах дворца запрещено находиться с обнаженным оружием.

– Случившегося нельзя было предотв­ратить. Я действовал под давлением обстоятельств. Вы, очевидно, видели, как все произошло. Хотя мне хотелось бы вернуть меч в ножны, тон ваших слов не позволяет мне сделать это. Если вы недовольны моим поступком, я с радостью приму ваш вызов.

После этого Рокуроуэмон бросил на зем­лю копье и доброжелательно ответил:

– Ваши слова заслуживают внимания. Мое имя – Фукути Рокуроуэмон. Я подтвержу, что вы действовали безупречно. Более того, я буду отстаивать вас, даже если для этого мне придется пожертвовать жизнью. А теперь спрячьте ваш меч.

– С удовольствием, – ответил человек и положил меч в ножны.

Когда этого человека спросили, откуда он, он ответил, что является слугой Таку Нагато-но-ками Ясуёри. Рокуроуэмон отпра­вился вместе с ним и объяснил все обстоятельства случившегося. Полагая, что жен­щина в паланкине была женой высокопоставленного сановника, господин Нагато велел своему слуге совершить сэппуку. Тог­да Рокуроуэмон обратился к нему.

– Поскольку я дал слово самурая за­щищать этого человека, – сказал Рокуроуэмон, – если он должен совершить сэппуку, я совершу сэппуку первым.

Говорят, что после этого дело удалось уладить.

Из Книги Девятой

* * *

Окубо Тоэмон из Сиода содержал винный магазин для Набэсима Кэнмоцу. Господин Окура, сын Набэсима Кай-но-ками, был ка­лекой и жил, не выходя из дома, в деревне Мино. Странствующие борцы и пройдохи были частыми гостями в его доме. Нередко они выходили в соседние деревни и достав­ляли там много неудобств. Однажды двое из них зашли к Тоэмону, напились сакэ, затеяли ссору и начали оскорблять Тоэмона. Он вышел против них с алебардой, но пос­кольку их было двое, они зарубили его.

Его сыну Канносукэ тогда исполнилось пятнадцать лет. Когда ему сообщили о случившемся, он был на занятиях в храме Дзодзэйдзи. Прискакав домой с небольшим мечом, длиной всего лишь шестнадцать футов, он вступил в поединок с двумя взрос­лыми борцами и быстро одолел их. Хотя Канносукэ получил тринадцать ран, он ос­тался жив. Впоследствии его называли Доко, и он прославился как мастер массажа.

* * *

Человек по имени Такаги поссорился с тремя крестьянами, жившими поблизости, и однажды был избит ими по пути с поля домой. Его жена спросила у него:

– Не забыл ли ты, что говорят о смерти?

– Нет, конечно же! – ответил он.

– Мы знаем, что в любом случае чело­век умирает только один раз, – продол­жала она. – Можно умереть от болезни, на поле битвы, в результате сэппуку или вследствие казни посредством отсечения го­ловы. Но, как бы человек ни умирал, жалкая смерть – это всего позорнее для него.

Сказав это, она вышла, но скоро верну­лась. Она заботливо уложила спать детей, приготовила факелы для ночного поединка и сказала:

– Я ходила на разведку и мне показа­лось, что я видела, как эти три человека собрались вместе на совет. Теперь настало время. Пошли, скорее!

После этого, вооружившись короткими мечами, мужчина и его жена вышли из дома с факелами в руках. Они лихо ворва­лись в дом, где собрались крестьяне, и убили двоих из них, ранив при этом третьего. Впоследствии мужчину приговорили к сэп­пуку.

Из Книги Десятой

Если, столкнувшись с неприятностями, человек смажет мочку уха слюной и глубоко выдохнет через нос, он легко справится с ними. Это средство следует держать втайне от других. Более того, если человеку в го­лову прилила кровь и он смажет слюной верхнюю часть уха, скоро к нему вернется спокойное расположение духа.

* * *

Цзы Чань был при смерти, когда кто-то спросил у него, как управлять страной. Он ответил: «Нет ничего достойнее, нежели уп­равлять страной великодушно. Однако, быть великодушным, управляя страной, очень трудно. Если действовать нерешительно, вскоре даст о себе знать попустительство. Поскольку управлять страной великодушно очень трудно, лучше управлять ею строго. Быть строгим в управлении страной озна­чает быть взыскательным до того, как про­изошли нежелательные события. Однако тот, кто проявляет строгость после того, как зло заявило о себе, все равно что выставляет ловушку. Много ли найдется людей, которые будут неосторожны с огнем после того, как один раз обожглись? Среди тех, кто недо­оценивают опасность воды, многие ли тону­ли?»

* * *

Фамильные реликвии господина Сома под названием «Тикэн марокаси» были самыми древними в Японии. Однажды в его имении случился пожар и дом был объят пламенем.

– Мне не жалко дома и того, что в нем было, даже если он сгорит дотла, – сказал господин Сома. – Ведь все это можно вос­становить. Я сожалею лишь о том, что не могу спасти свои семейные реликвии, кото­рые являются самым ценным сокровищем моего рода.

– Я войду в горящий дом и вынесу реликвии, – отозвался один самурай из числа его слуг.

– Ты не сможешь этого сделать, потому что дом уже догорает, – сказал господин Сома, и все собравшиеся засмеялись.

Этот человек не отличался красноречием и никогда не был полезен хозяину, но его взяли в слуги за то, что он делал все от начала до конца.

– Я никогда не выручил своего хозяина в трудную минуту, – отвечал самурай, – потому что был слишком беззаботен, но я лелеял в себе решимость в один прекрасный день отдать за него свою жизнь. Кажется, этот день настал. – И он прыгнул в пламя.

Когда дом догорел и огонь потух, хозяин сказал:

– Давайте найдем останки этого смель­чака. Как жаль, что он погиб!

После поисков его тело обнаружили в одном из помещений, которые прилегали к жилым комнатам. Когда его перевернули, из живота потекла кровь. Оказалось, что слуга вскрыл себе живот и положил туда семейные реликвии господина Сома, вслед­ствие чего они совсем не пострадали от пожара. С тех пор их называли «кровавая родословная».

* * *

Когда священник Дайю из Сансю по вы­зову прибыл к больному, ему сказали:

– Этот человек только что умер.

– Смерть не могла наступить в это вре­мя суток. Может быть, он умер вследствие неумелого лечения? Какой позор!

Доктор все еще не ушел и услышал эти слова, сидя по другую сторону сёдзи. Он рассердился, вышел из-за ширмы и сказал:

– Я слышал, как ваше преосвященство сказали, что человек умер вследствие неумелого лечения. Поскольку я неопытный доктор, это вполне могло быть так. Но я слышал, что священники олицетворяют си­лу буддийского Закона. Покажите нам, как вы умеете возвращать человека к жизни, ведь без такого подтверждения буддизм не имеет смысла.

Это задело Дайю, и он почувствовал, что как священник не имеет права позорить буддизм.

– Я действительно покажу вам, как воз­вращать к жизни с помощью молитвы, – ответил он. – Только подождите немного, мне нужно подготовиться. – И сказав это, он ушел в храм.

Вскоре он вернулся и сел в медитации рядом с покойником. Через некоторое время покойник начал дышать и зашевелился. Го­ворят, он прожил еще полгода. Поскольку эту историю рассказали самому священнику Таннэну, никакой подлог здесь невозможен.

Когда у Дайю спросили, как он молился, он ответил:

– В нашей секте не принято оживлять мертвецов, поэтому я не знаю никакой специальной молитвы. Я просто открыл свое сердце для буддийского Закона, вернулся в храм, наточил короткий меч, который когда-то был подарен храму, и спрятал его в своей мантии. Затем я обратился к покой­нику с молитвой: «Если сила буддийского Закона существует, сразу же возвращайся к жизни». Поскольку я был исполнен ре­шимости, если бы покойник не вернулся к жизни, я не задумываясь вскрыл бы себе живот и умер рядом с ним.

Из Книги Одиннадцатой

Чтобы успокоить разум, нужно прогло­тить слюну. В этом секрет. Чтобы перестать сердиться, нужно сделать то же самое. Если смазать слюной лоб, это тоже помогает. В школе стрельбы из лука мастера Ёсида гло­тание слюны – это ключ к секретам мастерства.

* * *

Если ты слишком рано достигнешь ус­пеха в жизни, люди станут твоими врагами, и ты не сможешь быть полезным. Если же ты будешь приобретать славу постепенно, люди станут твоими союзниками и счастье тебе будет обеспечено.

1 Здесь Цунэтомо цитирует стихотворение из «Госэн вака сю»:

Другим

Ты можешь сказать,

Что это слухи.

Но когда сердце спрашивает,

Как ты ему ответишь?

2 Речь идет об инциденте, в котором приняли участие слуги господина Асано. Этот инцидент лег в основу сюжета пьесы театра Кабуки «Тюсингура» и считается примером подлинной преданности. Цунэтомо не согласен с этим. Он считает, что слуги должны были отомстить врагу немедленно, а не ждать целый год благоприятной возможности убить господина Кира.

3 У японцев есть традиция весной выходить на природу, чтобы пос­мотреть на цветущие вишни.

 

Таперича немного прокомментирую.
Комментарий намбе уан. По поводу воскрешения мёртвого. Имел беседу с монахом. Он рёк, что участвовал в крестном ходе длиной в более чем 2000км. Однажды к ним подошёл человек и попросил помолиться за своего тяжелобольного ребёнка. Они помолились. Идут дальше. Вскоре их опять нагоняет этот человек и говорит им, что он соврал им первоначально — ребёнок был мёртв, но он надеялся на чудо. что молитва поможет, и она помогла и он ожил.
Н.В. Левашов в своих книгах «Зеркало моей души» неоднократно приводил случаи из своей практики, когда он воскрешал мёртвых . Причём делал он это весьма необычным способом. Точно не помню, каким именно, но что-то вроде обращения времени вспять. Говорил, что редко воскрешал, только лишь в крайне исключительных случаях, потому что, если будет воскрешать и там и сям, то к нему будет поток людей с просьбами о воскрешении, а он этого не хотел.
В интернетах Нашёл инфу, что Сатья Саи Баба тоже однажды воскресил человека. причём человек тот умер более суток, как. Ну, что можно сказать — Баба был реально очень крут(хотя иногда и педофили, и педерастил, и мухлевал), он был реально очень высокого уровня развития.

Комментарий намбе ту. Похоже, здесь отсутствует один эпизод из книги. Вроде бы не включил его в эту выборку. В этом эпизоде самурая ранили смертельно в шею. Он понял, что умрёт. Что он сделал? Он отрубил сам себе голову и закопал её. Считается, что это была смерть, принятая с честью. Не знаю, что тяжелей — отрубить себе голову или после этого закопать её. Не смогу сделать ни того ни другого. Но вот как, будучи без головы, закопать её, я представляю. Это реально можно сделать.
Приведу следующие примеры в поддержку этого.
Пример один. Известен случай, что солдату снарядом, по большому счёту, оторвало голову. Что сделал этот труп? Труп расстегнул шинель(или фуфайку, точно не помню), вытащил из нагрудного кармана карту и протянул её сослуживцу. Дело в том, что та карта была важна.
Пример два. Взяли в плен группу военных. Их собирались убить. Один из пленных сказал начальнику: давайте сделаем так. Выстройте в ряд пленных. Отрубайте мне голову. Я без головы должен пробежать вдоль строя пленных до конца. Если мне удастся это сделать — вы их отпустите. Естественно, это предложение было принято — никто не верил, что труп сможет такое сотворить. Прикол в том, что труп почти смог. Ему чуть-чуть осталось добежать до конца строя. Этот поступок так восхитил людей, что пленных отпустили.
Пример три. Если петуху отрубить бошку, он будет ещё несколько минут бегать туда-сюда, прежде чем умрёт.
Пример четыре. Слышал по рассказу одного авторитетного человека, что свинье отрубили бошку. После чего она несколько минут бегала туда-сюда.
Пример пять. Если змее отрезать бошку, к её голове опасно подходить ещё несколько часов, ибо она может укусить.
Также стоит иметь ввиду: разум — это не совсем мозг. Разум — это тонкие тела. При отрублении башки тонкие тела, обладающие разумом, не повреждаются. Видимо, благодаря им они могут помогать телу, пока есть ещё давление крови в артериях, совершать осмысленные действия.

Комментарий намбе фри. Обратите внимание, что в книге первой вы увидите, что среди самураев гомосексуализм считался нормальным явлением. Я, когда читал те строки, напрочь отказался в них верить. Думал, что тут, возможно какой-то иной смысл, а я, тупой баран, ничо уже не соображаю и решил не вставлять этот текст тут. Но погуглив в Интернетах, узнал, что реально нередко самураи были гомиками и решил-таки вставить этот текст. Причём обратите внимание, как в книге об этом рекётся — нельзя вести беспорядочную половую жизнь. Если ты присматривался к мужику годами и за это время не уличил его в плохих намерениях, то только тогда можно с ним заняться трах-тебидохом. Но и в этом случае нужно хранить ему верность, а не сношаться со всеми подряд. Теперь подумайте ещё раз, кто такой пид*р. Разве нормально называть человека пид*ром только за то, что он гомосексуалист? У кого повернётся самурая с такими вот жизненными принципами, с такой вот тщательностью выбора сексуального партнёра, с его верностью, назвать его пид*ром?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *